Слово о мире. Космодицея - 7

Слово о мире. Космодицея - 7

СЛОВО О МИРЕ.

Богословие. Глава 2.

Здесь необходимо осознать, что если цель мира есть Обоживание, достижение Совершенства, то цель и смысл каждого существа также есть Обоживание, совершенствование. Не может быть у мира одной цели, а у населяющих его существ - другой. Следовательно, созданная тварь, как существо разумное, стремится к совершенству. Но сотворённые ранее и более усердные в этом, достигают более высоких уровней совершенства, чем сотворённые позже. Соответственно, первые будут по иерархическому порядку выше, чем вторые. Ещё раз повторю: первые не лучше и не хуже вторых - они равны. Для Бога как Бесконечного Совершенства и Сущего в Вечности нет ничего больше или меньше, раньше или позже. Понятия количества и порядка есть понятия пространственно-временного мира с его измерениями и понятия субъективного восприятия изнутри этого количества и порядка. Для Бога всё одинаково - не безразлично, а, скажем так, симпатично. Это восхождение от небытия через сотворённость к Полноте (Плероме) есть грандиозный процесс становления существ. Цель и смысл каждого существа есть достижение Полноты Бытия Божьего или полного Обоживания. Не - "будете как боги", а "Бог будет в вас и вы в Боге".

Теперь об идеях. Чтобы воссуществовать как существа, монады должны сначала быть как идеи этих существ. Они есть в Боге, как в Бесконечном Источнике идей. Но чтобы воплотиться идеям необходимо индивидуализироваться, стать индивидуумами, личностями, монадами. Эти монады не могут воплотиться непосредственно, так как для воплощения им необходимы средства воплощения - душа и тело. Душа - как символ Добра, отношения, и тело - как символ Красоты, восприятия. Здесь существа трижды становятся образами и подобиями Триединого: монада, дух - символ Истины, состояние; душа - символ Добра, отношение; тело - символ Красоты, восприятия, и все вместе - символ Любви или единый образ и подобие Божие.

Для самих монад, как множества, требуется мир их пребывания, но не существования пока, так как для существования как такового у них нет средств - души и тела. Если нет души, то нет отношений между монадами, нет их взаимодействия, они не существуют друг для друга. Если нет тела, нет восприятия, нет ощущения, нет и бытия друг для друга и таким образом и для себя. Сотворённая душа не может быть вместе с монадой, так как для своей монады душа существует, а для других монад её нет. Кроме того души и монады должны различаться субстанционально.

Душа есть идея монады в отношении других душ, таким образом она есть выражение и воплощение монады уже в другом мире - мире душ или мире отношений. Но монада, даже облечённая душой, ещё не существует, потому что не имеет восприятия, не может быть воспринята и познана, и сама не может воспринимать и познавать, а значит не может и существовать. Для восприимчивости и восприятия монаде и душе нужно тело, тогда это триединое существо может существовать. Но для тела необходим свой мир - мир чувственных ощущений и восприятий. Итак, каждое существо имеет бытие минимум в трёх мирах и миры эти взаимосвязаны. Не может тело быть без души (нет отношений - одно восприятие) и без монады (нет идеи, нет сущности, нет существа - одна видимость). Понятие идей предполагает осмысленность существования. Смысл каждого существа, например человека есть его идея как человека, как человека такого-то пола, как человека такой-то национальности, как человека такой-то внешности, как человека такой-то культуры и так далее. У человека, таким образом, не одна общая идея, а множество относящихся к разным граням его существа идей. Есть главная идея - выразительница его индивидуальности как личности - монада, остальные - идеи относительные, как идея души как вместилища жизни. Всё, что происходит с человеком, отражается на его душе. Следовательно родившись с определённым складом души человек собой являет идею своей души. Это же не исключает возможность метемпсихоза, хотя врождённые качества характера могут свидетельствовать и о проявлении самой монады. Нужно только не забывать, что монада есть идея Бога в человеке и любые её проявления узнаются по благотворному действию.

Идеи других существ, идеи всего видимого и невидимого, идеи планет, идеи Солнца и других звёзд, идеи галактик, идеи отдельных деревьев и их видов, идеи насекомых и так далее - все эти идеи должны быть обособлены и пребывать в своём мире. Далее, идеи творимого людьми как творцами своего мира, как то - идеи картин, строений (храмов, дворцов и т. п.), персонажей произведений (прообразы или синтезированные герои), идеи музыкальных творений и т. д. также должны иметь бытие прежде, чем они воплотятся материально в нашем мире в своих образах как телах. Отсюда ясно, что всё творимое (человеком в том числе) уже, собственно говоря, сотворено Богом как идея. Человек же только улавливает идею и воплощает её, таким образом творец-человек не творит сам, а помогает творить (со-творит) Богу, участвуя как проводник в Его творчестве. Это участие, сотворчество есть приобщение к Делам Божиим и, следовательно, к самому Богу.

"Кто имеет уши слышать, да слышит! Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали". ( Мф 11, 15-17)

Человек ничего не может создать (сотворить, произвести, построить, написать, нарисовать, изготовить и т. п.) от себя, как исключительно своё, единоличное творение. Он только может воплотить Божественную идею, часто принимая её за свою, и дать ей жизнь и возможность существования в нашем мире. ( Поэтому большие художники - в широком смысле - относятся к своим произведениям как к детям, любят их и чувствуют свою ответственность за них. Здесь, кстати ещё один нюанс: художник как творец может извратить идею и заставить её служить злу. Идея как Божественная идея, служит только добру, взывает только к добру и сама творит только добро. Извращение же идеи Божественной ведёт художника, самой воссуществовавшей идеи и воспринимающих эту извращённую идею (читателей, зрителей, слушателей и т. д.) к отвращению от Бога, а значит от добра, от истины и от красоты. Поэтому извращённая идея есть идея ложная - не соответствующая истинной идеи, злая и безобразная - как противная добру и красоте.

И ответственен за это прежде всего именно сам художник - "Кому много даётся, с того много и спросится" и " кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море". (Мк 9, 42))

В воплощении Божественных идей смысл и предназначение человека как творца. И человек талантливый и тем более гениальный - это человек исключительно восприимчивый, способный воплощать идеи правдиво, благотворно и красиво, то есть так как она есть, без искажений.

Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты создатель!
Вечно носились они над землею, незримые оку.
Нет, то не Фидий воздвиг олимпийского славного Зевса!
Фидий ли выдумал это чело, эту львиную гриву,
Ласковый, царственный взор из-под мрака бровей громоносных?
Нет, то не Гёте великого Фауста создал, который,
В Древнегерманской одежде, но в правде глубокой, вселенской,
С образом сходен предвечным своим от слова до слова.
Или Бетховен, когда находил он свой марш похоронный,
Брал из себя этот ряд раздирающих сердце аккордов,
Плач неутешной души над погибшей великою мыслью,
Рушенье светлых миров в безнадежную бездну хаоса?
Нет, эти звуки рыдали всегда в беспредельном пространстве,
Он же, глухой для земли, неземные подслушал рыданья.
Много в пространстве невидимых форм и неслышимых звуков,
Много чудесных в нем есть сочетаний и слова и света,
Но передаст их лишь тот, кто умеет и видеть и слышать,
Кто, уловив лишь рисунка черту, лишь созвучье, лишь слово,
Целое с ним вовлекает созданье в наш мир удивленный,
О, окружи себя мраком, поэт, окружися молчаньем,
Будь одинок и слеп, как Гомер, и глух, как Бетховен,
Слух же душевный сильней напрягай и душевное зренье,
И как над пламенем грамоты тайной бесцветные строки
Вдруг выступают, так выступят вдруг пред тобою картины,
Выйдут из мрака всё ярче цвета, осязательней формы,
Стройные слов сочетания в ясном сплетутся значенье...
Ты ж в этот миг и внимай, и гляди, притаивши дыханье,
И, созидая потом, мимолётное помни виденье!
Октябрь 1856г.

Бог сотворил мир из ничего. Но это ничто не есть отрицательное ничто (т.е. то, чего нет и чего не было и не будет и быть не может), а относительное (по отношению к миру) или положительное (по отношению к Богу) ничто, как Всё. Бог создал мир из ничего, значит, мира не было. Мир не был потенциальным, мир не был содержащимся в Боге - нигде. Поэтому, относительно мира - то, что до мира - это "ничто". Но для Бога до мира было "всё", и после мира будет "всё". И сейчас есть "всё", потому что Бог - это и есть Всё.

Для Бога как Существа всемогущего и бесконечного нет различий между "ничто", "нечто" (в смысле: "что-то") и "всё", потому что это количественные признаки измерений. "Ничто" количественно можно выразить как =0; "нечто" как любое число от 0 до символа бесконечности (за исключением, разумеется, крайних - нуля и символа бесконечности.), и "всё" как символ бесконечности или бесконечная единица. Само по себе "ничто" как понятие есть отрицание бытия, поэтому для мира то, что было до мира - это ничто. Но для Бога "ничто" - нет, так как нет ничего отрицательного в Боге, а только положительное, и бесконечно-положительное.

Так как Бог творит из Себя через Самоограничение (ведь нет ничего внешнего Богу, что бы ограничивало Его) по зову Жертвенной Любви, Создавая в Себе мир конечной множественности, оставаясь при этом Бесконечной Единицей (см. Флоренского П. А. "Столп и утверждение Истины" и др. работы), то тварное (мирское) ничто становится единицей конечной (определяемым числом). Из Себя как из Всего, Бог создаёт мир как из ничего, в результате мир становится конечным числом множественности.

Эманация же предполагает, что до мира было нечто внешнее Богу, куда Он изливается (эманирует, от преизбытка или по другой причине) и в этом внешнем "нечто" организует мир как излившуюся часть Cебя. Но так как Бог Един и Неделим, то части Его быть не может и не может эта часть излиться из Бога вовне, то есть перестать быть частью Бога. Эти две ошибки и подрывают идею эманации в корне.

Выяснив кратко, что существам (и человеку, в частности) присуща Любовь как основа личности и что смысл и предназначение существа есть Богосотворчество, необходимо найти третий составляющий онтологический элемент бытия, а именно - условие, и условие это - свобода. Богу присущи Совершенная Любовь, Творчество и Абсолютная Свобода. В Нём они слиты воедино. В тварном же существе эти элементы бытия могут быть разъединены.

Итак, что же такое свобода и зачем она необходима для бытия существа? Абсолютная Свобода Бога это неограниченность, всемогущество, вездесущие, всеведение и т. п., но главное - это свобода любить. Бог может любить всех - отсюда все его бесконечные и бесконечно-степенные атрибуты. Бог любит всех - в этом Его неограниченность, всемогущество и т. д. и, главное, в этом Его свобода.

You are here:   SNPLANET.RU ГлавнаяФилософияСлово о мире. Космодицея - 7
| + -